Мы решили разобраться в недавно опубликованном рейтинге лучших программ Executive MBA (EMBA) 2020, подготовленном агентством Quacquarelli Symonds (QS).

Спойлер: лидер не изменился (почему?), сразу 2 европейские школы поднялись на пьедестал почета (закономерно?), а Высшая школа менеджмента СПбГУ вошла в топ-100 (успех?).

А теперь по порядку.

Про EMBA

Executive Master of Business Administration (EMBA) – программы, созданные для собственников бизнеса и руководителей высшего звена. Значительную роль в них играет управленческий опыт учащихся, а материал зачастую отрабатывается непосредственно в текущей деятельности студентов. Показателем уровня программ, в том числе, являются профессиональный опыт и экспертиза преподавателей, которые должны соответствовать высоким требованиям студентов-руководителей. Отметим, что далеко не каждая бизнес-школа наряду с MBA-программами имеет в своем арсенале EMBA.

Как считает Алексей Долинский, сооснователь Coursalytics.com, «Executive MBA — это самый необычный зверь стандартизированного бизнес-образования. С одной стороны, это вроде бы самая статусная программа, «как МВА, только для больших начальников». С другой стороны, такой программы нет ни в Гарварде, ни в Стэнфорде. С одной стороны, на нее, вроде, обычно требуются результаты стандартных тестов. С другой стороны, договориться об отмене такого требования в индивидуальном порядке гораздо проще, чем почти на любых МВА программах».

Методология

Любой рэнкинг учебных заведений и программ имеет неоднозначный подтекст: большинство доверяют им и используют для поиска подходящей траектории обучения, однако у многих возникают вопросы, почему результаты именно такие и что влияет на позиции участников.

При составлении рейтинга QS Global Executive MBA Ranking 2020 учитывались всего 5 индикаторов: career outcomes (достижения в карьере выпускников), diversity (количество слушателей разного пола и разной национальности), employer reputation (репутация программ среди работодателей), executive profile (средний опыт работы на руководящих позициях и количество руководителей высшего звена среди студентов) и thought leadership (академическая репутация).

У некоторых экспертов и выпускников программ EMBA есть сомнения в подобном подходе к методологии – и к набору показателей, и к их «весу».

София Иевенко, выпускница MIT Sloan School of Management (Executive MBA, Class 2014), поделилась с нами своей позицией: «Текущий рейтинг EMBA программ несколько обескуражил. На мой взгляд, здесь отсутствуют ключевые параметры, не учитывающие отличие Executive MBA программ от regular MBA. Уверена, что в случае корректировки данной методологии рейтинг мог бы выстроиться иначе.

В частности, студенты Executive MBA – это не только сотрудники в найме, но и работодатели. Это специфика EMBA классов. Однако доля студентов, являющихся собственниками бизнеса как параметр оценивания в методологии рейтинга отсутствует. На своем опыте могу сказать, что вклад тех студентов, кто имел опыт выстраивания и управления своим собственным бизнесом был бесценен для тех, кто имел хотя и многолетний, но лишь опыт наемного управленца.

Кроме того, существенную роль в рейтинге (40% — employer index и promoted) опять же относится к показателям успеха карьеры наемных сотрудников, не применимых к собственникам бизнеса. Стоит отметить, что на Executive MBA студентов, прежде всего, мотивируют на то, чтобы стать работодателями, то есть «лидерами, которые изменят мир».

Thought Leadership (25%) также не является отражением качества Executive MBA программ, которые должны оцениваться не только с точки зрения теории, но и практики. В данном случае, я имею в виду оценку практического личного вклада выпускников программы в развитие инновационного бизнеса (а не вклад исследований учебного заведения в целом). Таким образом, целесообразно было бы также учитывать долю значимых инновационных компаний, которыми управляют и/или собственниками которых являются выпускники бизнес-школ».

Результаты

По сравнению с результатами 2019 года список лидеров рейтинга довольно сильно изменился: MIT (Sloan) и London Business School покинули тройку лидеров, IESE Business School и HEC Paris, наоборот, встали на пьедестал почета, Oxford (Said) с 11 места поднялась на 8, а Northwestern (Kellogg) вышел из списка десяти лучших.

Такая перестановка сил, скорее всего, объясняется изменением в расчетах компонентов рейтинга. Однако не стоит умалять заслуги IESE и HEC – обе школы прикладывали и прикладывают значительные усилия в развитие и качество своих программ.

По мнению Валерия Катькало, первого проректора НИУ ВШЭ, декана создаваемой Высшей школы бизнеса ВШЭ, «этот результат вполне закономерен. Ведущие европейские бизнес-школы вошли в число мировых лидеров управленческого образования уже в 2000-е годы, а такие глобальные школы с, соответственно, испанскими и французскими корнями, как IESE и НЕС, многие годы являются лидерами многих рейтингов. В частности, эти школы отличает фокус на корпоративную ответственность и интернационализацию, то есть, те ключевые аспекты эффективного управления крупнейшими компаниями, которым не все ведущие бизнес-школы США уделяют должное внимание».

Топ-20 текущего рейтинга выглядит так:

1. Penn (Wharton) — USA
(Уортонская школа бизнеса Пенсильванского университета, США)
2. IESE Business school — Spain
(Бизнес-школа IESE Университета Наварры — Испания)
3. HEC Paris — France
(Высшая коммерческая школа Парижа — Франция)
4. MIT (Sloan) — USA
(Школа менеджмента Слоуна при Массачусетском технологическом институте — США)
5. London Business School – UK
(Лондонская школа бизнеса — Великобритания)
6. Chicago (Booth) — Multi Campus
(Школа бизнеса им. Бута при Чикагском университете — США, Великобритания, Гонконг)
7. INSEAD — Multi Campus
(Европейский институт управления бизнесом — Франция, Сингапур, США, ОАЭ)
8. Oxford (Said) – UK
(Бизнес-школа им.Саида Оксфордского университета — Великобритания)
9. UCLA (Anderson) – USA
(Школа менеджмента Anderson при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе — США)
10. Berkeley (Haas) – USA
(Школа бизнеса Haas Калифорнийского университета в Беркли – США)
11. Northwestern (Kellogg) – USA
(Школа менеджмента Келлогг в Северо-Западном университете – США)
12. Yale School of Management – USA
(Йельская школа менеджмента – США)
13. IE Business School – Spain
(Международная бизнес-школа IE – Испания)
14. ESADE – Spain
(Бизнес-школа ESADE – Испания)
15. National University of Singapore Business School – Singapore
(Бизнес-школа Национального университета Сингапура – Сингапур)
16. Cambridge (Judge) – UK
(Кембриджская бизнес-школа Джаджа – Великобритания)
17. CUHK Business School — Hong Kong SAR
(Бизнес-школа Китайского Университета Гонконга – Гонконг)
18. NYU (Stern) – USA
(Школа бизнеса Леонарда Н. Штерна при Нью-Йоркском университете – США)
19. Columbia – USA
(Бизнес-школа Колумбийского университета – США)
20. Warwick Business School – UK
(Школа бизнеса Университета Уорвик – США)

«Безусловно, данный рейтинг дает общее представление о существующем рынке executive бизнес-образования. В то же время, хотелось бы, чтобы такого рода рейтинги учитывали определенные различия в программах европейских и американских школ, в том числе, и по срокам обучения, а также различный фокус данных программ (многие из них ориентированы на развитие предпринимательских компетенций у своих студентов, а не на построение карьеры в рамках традиционных направлений, характерных для выпускников full-time MBA программ (консалтинг, IB, tech и т.п.). Кроме этого, многие поступающие (в частности, в США), зачастую не готовы рассматривать не американские программы при наличии своего достаточно развитого рынка бизнес-образования. В связи с этим, крайне сложно сравнивать EMBA-программы, предлагаемые в Европе, США и других регионах (в том числе, и по критериям employer reputation и career outcomes)», — считает Константин Потапов, выпускник Duke University, Fuqua School of Business (Executive MBA program, Class 2015).

Лидер со стажем

Третий год подряд в рейтинге QS неизменным остается лидер среди EMBA-программ — Уортонская школа бизнеса (The Wharton School of the University of Pennsylvania). В чем же секрет такой стабильности?

По версии Алексея Долинского, «трехлетний успех Уортона более чем объясним. Они фактически задают стандарт качества программ Executive MBA как за счет самого строгого подхода к отбору участников, так и за счет максимально интенсивной программы, которая по объему аудиторной работы в течение двух лет мало чем уступает фултайм-программам».

«Устойчивое лидерство программы МВА for Executives от Wharton School Пенсильванского университета отражает не только статус этой школы, постоянно находящейся в топ-5 в мире по программам МВА, но и усиление ею в 2010-е годы акцента в своём продуктовом портфеле на программы развития руководителей (Executive Education)», — считает Валерий Катькало.



Место в сотне

Для России обновление рейтинга ознаменовалось попаданием в сотню лучших: программа EMBA Высшей школы менеджмента СПбГУ заняла 97-е место в мире и 39-е в Европе. Бизнес-школа, разумеется, не собирается останавливаться на достигнутом. Планы весьма амбициозны: в настоящее время ВШМ СПбГУ проходит аккредитацию Ассоциации по развитию университетских бизнес-школ (Association to Advance Collegiate Schools of Business, AACSB). После завершения всех процедур (визит в бизнес-школу аккредитационной комиссии запланирован на осень) ВШМ СПбГУ станет первой в России обладательницей «тройной короны» аккредитаций и войдет в 1% лучших бизнес-школ мира.

Ольга Дергунова, заместитель президента-председателя правления Банка ВТБ, директор Высшей школы менеджмента СПбГУ, пояснила: «Присутствие в международных рейтингах — как спорт больших достижений — требует многолетних усилий для соответствия высоким стандартам. Интернационализация, высокорейтинговые научные публикации, постоянные коммуникации с академическим сообществом, обмен преподавателями — это то, из чего складывается академическая репутация, влияющая на позиции в рейтингах.

Как бизнес-школа мы присутствуем и в специализированных международных рейтингах Financial Times и The Economist, на результаты которых влияют, помимо прочего, показатели успешности выпускников, их конкурентоспособность, рост зарплат в первые годы после выпуска. Обеспечение необходимого для этого качества обучения требует существенных усилий.

Последовательная реализация курса на интернационализацию позволила ВШМ СПбГУ первой из российских бизнес-школ попасть в международные рейтинги.

Мы не собираемся останавливаться на достигнутом и хотим, чтобы бизнес-школа развивалась как лучшая в России. Позиции в рейтингах при этом служат для нас индикатором того, что выбран правильный путь».

ВШМ СПбГУ задает высокую планку российским бизнес-школам и показывает отличный пример интеграции в международную среду и роста мирового статуса российских программ.

Как использовать результаты рейтинга

Рейтинг не панацея, но хороший инструмент для выбора подходящей программы. Когда нет понимания, с чего начать подбор, можно взять результаты нескольких рейтингов и внимательно изучить их, сравнить методологию, определить, какие критерии важны именно для вас. Таким образом, сформировать список из нескольких программ. Дальше предстоит более кропотливая работа – изучение содержания курсов, стоимости, сроков обучения, локации, а также общение с выпускниками и студентами, сбор отзывов, визиты на кампусы и, в конечном итоге, выбор идеальной для вас программы.

Своим опытом делится Роси Арнаудова, студентка UC Berkeley — Haas School of Business (Executive MBA, Class of 2020): «На мой взгляд, рейтинги полезны при первичном исследовании рынка бизнес-образования, когда вы только начинаете изучать предлагаемые школами программы, форматы и специализацию. Так, перед поступлением я, например, сравнивала школы, которые входят в топ-10 по версии Financial Times, Economist и US News (который считается наиболее актуальным для США). Цель такого исследования для меня состояла в том, чтобы составить первоначальный список интересных и актуальных программ конкретно для моего профиля и задач. А дальше уже важно личное общение с представителями бизнес-школ и выбранных программ, визиты на кампус, которые позволят изнутри посмотреть на культуру школы, на динамику в классе, и общение с выпускниками, которые смогут поделиться своим личным опытом.

Я убеждена, что гораздо важнее любого места в рейтинге то, насколько отдельно взятому студенту подходит культура той или иной бизнес-школы, возможность построить нетворк в выбранной географии или индустрии и, безусловно, качество преподавания».

Кому и зачем нужен EMBA

На этот вопрос нет однозначного ответа. У каждого своя мотивация. Сейчас ведется много жарких дискуссий, нужны ли вообще программы MBA. У каждой стороны конфликта есть свои весомые аргументы, с которыми трудно спорить. На наш взгляд, нужно рассмотреть позиции и защитников, и противников, чтобы найти свою золотую середину. В конце концов, любые качественные знания, опыт и навыки сейчас ценятся как никогда раньше. Вопрос только, где их получать.

«Работая в России и проходя обучение за рубежом, ты расширяешь горизонты своих возможностей и географически, и профессионально, т.к. учишься выстраивать диалог с теми, кто живет в другой системе ценностей и координат. Поэтому я не считаю, что навыки и контакты, приобретенные российским менеджером в INSEAD или LBS, по дефолту менее полезны, чем то, что можно получить в Сколково… в конечном счете, все зависит от желания найти им практическое применение», — констатирует Александр Мосягин, заместитель председателя правления российской «дочки» крупного международного банка, выпускник MBA Open University (UK) и Frankfurt School of Finance and Management.

 

«Все рейтинги сейчас можно забыть, к сожалению или к счастью. Все обнулилось. Новые потребности и реальность будут диктовать свои новые правила, лидеры могут стать аутсайдерами и наоборот. Кто до 2020 года предвидел и готовил почву для новых реалий бизнес-образования, тот и победит в гонке за апликантов сегодня.
Год-два покажут, кто чего стоит в новой реальности. Гонка началась».

Сажин Сергей, CEO&Founder LeMilar Perfume, выпускник DUKE Fuqua
(Executive MBA, Class 2008)

 

 

Статья подготовлена Forbes Education, оригинал доступен по ссылке