Учиться бизнесу и предпринимательству внезапно стало модным. Переполненный Олимпийский на выступлении “бизнес-гуру” Тони Роббинса, тысячи людей на любых бизнес-форумах для предпринимателей, миллионы подписчиков в инстаграмме у бизнес-блогеров – свидетельств этому не перечесть. Много лет лидеры российского предпринимательского сообщества ставили своей целью популяризовать эту сферу, сделать ее профессиональной. Эти идеи лежали у истоков создания бизнес-школы Сколково, у многих других значимых национальных образовательных и общественных проектов. И они дали всходы. В России сегодня модно быть предпринимателем. Модно быть стартапером, модно иметь свой бизнес, модно быть сооснователем, модно инвестировать в стартапы, модно быть серийным предпринимателем, модно заниматься интернационализацией бизнеса, выводом его на зарубежные рынки, сотрудничеством с другими предпринимателями. Это тот особенный момент, когда общественное движение еще не стало мейнстримом, но лидеры общественного мнения и наиболее активные индивиды уже смотрят в сторону нового тренда. Пока в опросах общественного мнения в качестве наиболее привлекательной карьеры лидируют госслужба и госкомпании, десятки тысяч людей уже платят за возможность послушать звезд западного бизнес-образования в залах размером со стадион, получают МВА и учатся на бизнес-тренингах всех видов. Это объективный тренд, это спрос, который будет только усиливаться, и он родил весьма своеобразное предложение.

Большая часть из того, то, что предлагается под красивой этикеткой бизнес-образования, похоже на комедию «Мещанин во дворянстве», где корыстные учителя готовы учить нувориша любым псевдознаниям, пока это позволяет брать с него гонорар. В лучшем случае это заканчивается подтверждением уже имевшихся знаний (О, так я всю жизнь говорил прозой!), а в худшем ведет к дорогим ошибкам в бизнес-решениях. Крестовые походы против шарлатанства в бизнес-образовании начинались неоднократно, но цеховые объединения, профессиональные ассоциации и государственные и международные сертификации помогают мало. Как не помогают они против гомеопатии или неквалифицированной благотворительности. Единственное, что действительно помогает, – это квалифицированные участники рынка. Чем больше участники рынка знают о том, что, кем, зачем и для кого на нем предлагается, тем меньше будет неэффективных трат и разочарований, тем лучше для национального бизнеса и экономики.

Миф №1. Бизнесу учиться бесполезно / за партой бизнесу не научишься. Также известен под названием «Гейтс и Цукерберг колледжев не кончали».

Самый распространенный протест против бизнес-образования от практиков делового управления, причем как предпринимателей, так и менеджеров, — это защитная реакция в формате «у нас так не работает». «Это ваша кабинетная теория, на самом деле в нашей индустрии конкуренция бы среагировала быстрее, в нашей стране регулирование бы не позволило, в нашем регионе не было бы такой инфраструктурной возможности и т.д.» Ничему мы тут не научимся – лучше пойти поработать. Непонятно только, почему такая мысль не посещает Германа Грефа или, например, Рубена Варданяна, который выступает первопроходцем в большинстве своих проектов от инвестбанкинга до образования и филантропии, а все равно старается учиться не реже, чем раз в два года. Всего же в мире в коротких программах уровня executive участвуют около полумиллиона менеджеров и предпринимателей. Они представляют самые разные отрасли, от банковской в США, до сельскохозяйственной в Нигерии. И учатся тоже самому разному, от ведения переговоров в Уортоне за 5 дней до применения блокчейн-технологий в Берлинской ESMT за 3 дня. Или фактически мини-MBA в Колумбийском университете за месяц. И им почему-то полезно. А тем, кто последний раз за партой был на факультете менеджмента института культуры в родном городе, кажется, что знания эти не применить.

Научиться бизнесу сидя за партой действительно нельзя. Единственное, чему можно научиться благодаря одному только сидению за партой — это учиться дальше. Причем только за той же самой партой. Всему остальному можно эффективно научиться, только применяя полученные знания на практике. Домашнее задание в школе – это практическое применение полученных в классе знаний. В среднем профессиональном и высшем образовании чем меньше разрыв между теорией и практикой, тем выше эффективность процесса в целом. Учиться бизнесу только за партой сродни обучению плавать на суше. Но это правило работает и в обратном направлении. Учиться только на основе собственной практики тяжело и дорого. Во многих случаях – это как самостоятельно придумывать таблицу умножения. Я не встречал еще предпринимателя, который бы не проходил долгую, болезненную и затратную битву с ветряными мельницами. И многие понимают, что простой способ избежать ошибки – это научиться на чужой. И ищут совета у более опытного, кто решал идентичную проблему. И это же главное заблуждение. Решение проблем регистрации кассового аппарата или взаимодействия с валютным контролем банка – это важно, но вряд ли именно ключевое.

Далеко не всегда уже существует ответ, описывающий решение идентичной проблемы, который можно просто взять и использовать. Гораздо чаще нужны гибкость мышления и способность искать решения проблем за пределами традиционного спектра. Кому-то помогло научиться считать прибыльность на уровне товара и выяснить, что работающий в течение семи лет бизнес никогда на самом деле не был прибыльным, и никакая экономика масштаба текущую модель не оправдывает. Кому-то пришлось перестроить маркетинговые каналы. Кому-то – производственные мощности. Смена ценообразования? Смена бизнес-модели? Доработка или замена основополагающей технологии? Управленческие навыки эффективного бизнес-руководителя включают навыки стратегического мышления, лидерства, принятия решений, переговоров. Можно не быть специалистом в инжиниринге, маркетинге, финансах или HR при этом, но важно понимать их на достаточном уровне, чтобы говорить на одном языке с профессионалами. Это требует способности учиться и обучаться постоянно, потому что знать все невозможно, но важно уметь выучить ключевое быстро. Мы в Coursalytics постоянно анализируем, кто, чему с какой целью учится и где учится, а также какой результат потом получает. Так вот в хороших бизнес-школах в зрелом уже возрасте учатся успешные люди из умных организаций, а не те, кто ничего не знают не и умеют, а потому от безысходности садятся за парту.

И это возвращает нас с к Гейтсу и Цукербергу, которые бросили не просто университет, а Гарвардский университет. Выборы в парламент, отбор в отряд космонавтов – мало что может сравниться с отбором в Гарвард. Члены приемной комиссии Гарварда признают в частных беседах, что 80% участников конкурса достойны учиться в школе, потому что недостойные просто даже не подают туда документы. А принимают при этом лишь около 5-6% абитуриентов. При таком качестве поступающих даже уровень профессуры вторичен, но ведь и она зашкаливает. И 98% при этом получают диплом, тогда как в целом по США почти 30% уходят после первого курса. А Гейтс и Цукерберг ушли. И оба учились там не бизнесу. И учились блестяще. А Джефф Безос, Майкл Блумберг и Уоррен Баффет получили дипломы в Принстоне, Гарварде и Колумбийском университете соответственно. Да, так бывает, что университет не успевает за студентами. Но только в очень небольшом количестве случаев.